DİQQƏT! DİQQƏT! DİQQƏT! 
Hörmətli oxucular! 26 DEKABR tarixi 16 İL fəaliyyət göstərən "İmpuls" qəzetinin son sayı çapdan çıxdı. Qəzetimiz maliyyə problemlərinə görə çapını dayandırıb.


Военная авиации в Карабахе

Молодежь не осведомлена о роли нашей авиации в карабахском конфликте. Мы все знаем героев 2-ой Мировой войны, о подвиге летчиков сняты фильмы, написаны повести, пелись песни. Молодежи ничего не говорят имена летчиков – героев Мурада Гунажокова, Кости Вирцова, Игоря Бородина…. В 1993 году Игорь и его напарник Шабан на истребителе СУ-24 не вернулись из боя. Друзья на вертолете обследовали местность боя вплоть до Муровдага, ни самолет, ни летчиков обнаружить не удалось. Гибель экипажей боевых самолетов или вертолетов – трагедия для их друзей – летчиков. Это и личная трагедия и громадная потеря для армии. Опытный экипаж во время боевых операций на вес золота. Мало кому из молодежи известно о громадной роли авиации в победных операциях азербайджанской армии, а таковых было немало. 

Если бы кто – мог представить, как эффективны в руках мастера бомбометания даже учебные гражданские самолеты. В 1992 году в Азербайджане история военной авиации начиналась именно с таких самолетов. Выпускник Армавирского летного училища Мурад Гунажоков один из тех, кто стоит у истоков национальной военной авиации. Все началось в 1992 году, летчики, техники есть, а летать было не на чем. После распада СССР на территории Азербайджана не осталось ни одного военного самолета или вертолета. Из 50 легких чешских учебных самолетов Л – 29 летчики собрали 28 машин, готовых к вылетам. Риск большой, Л- 29 был очень уязвим, самолеты этого типа тихоходные, неманевренные, с низким потолком, их можно было сбить из автомата. И на таких машинах наши летчики совершали чудеса отваги, сея страх и ужас на противника. Мурад совершал вылеты и бомбардировал скопления боевой техника врага без ….парашюта. Просто парашютов не было, да и никто из летчиков не собирался выбрасываться с парашютом над территорией противника. Летчиков в плену не жалели. Позднее на смену крайне уязвимых Л- 29 приобрели более современные Л- 39, более скоростные, маневренные, но тоже не боевые самолеты. Каждый вылет был как последний, летчики наши без всяких шуток называли себя тогда камикадзе. Автоматной очередью можно было прошить самолет и это означало гибель экипажа. Катапультироваться было худшим вариантом, настолько эффективно действовали наши летчики против врага.
Сейчас ряд представителей летной Академии высказывались за обучение всех летчиков в их стенах экипажей для гражданской и военной авиации. Но в военных летных училищах учат совершать таран. Ветераны военной авиации напоминают статистику 1992 года: единицы среди летчиков с опытом службы в рядах авиации СССР решались на боевые вылеты на тихоходных учебных самолетах Л- 29. Военный летчик- это безграничная смелость. Можно обучить мастерству, нельзя обучить смелости и храбрости на грани бесшабашности. Каждый вылет – это готовность на смерть. Катапультироваться нельзя, армяне к попавшим к ним летчикам особенно жестоки.
Легче стало в мае 1992 года, когда пригнали два истребителя МиГ- 21. С ними пришлось повозиться, обе машины требовали значительного ремонта. МиГ-21 Мурад знал досконально, налетал на нем многие часы в годы службы в советской армии. С группой техников он восстанавливал эти самолеты в аэропорту Бина.
Совершил ряд вылетов для подавления тяжелой артиллерии , огневых точек в прифронтовой полосе, чаще всего в районе села Талыш. МиГи надежны, маневренны и способны взять гораздо больший боезаряд, чем Л- 29. Оба самолета нанесли такой урон технике и живой силе противника, что один из них сейчас установлен на постаменте у входа в музей истории нашей армии.
Именно МиГи обеспечили во многом успех наступательной операции бригады под командованием Сурята Гусейнова на Степанакерт. 18 июня 1992 года был совершен первый боевой вылет на МиГе и бомбардировка военной техники вблизи Мардакерта. После чего совершались налеты на технику в районе села Леванарх, после того, как выкурили авиацией технику и армию из Леванарха, армяне перекинули технику в район села Неркин – Оратаг. Но и оттуда их выкурила наша авиация. Затем противник бежал в Мехмана, оттуда Дрбон и Чылдыран. Но и там их доставала наша авиация. В Мардакерт бригада Сурята Гусейнова вошла без боя, город был освобожден от противника. Точность бомбометания была такова, что жиловому фонду города не был нанесен урон, все частные дома и общественные здания были целые, неповрежденные. Мардакерт был пригоден к проживанию, ни одного разрушенного жилого здания. В местной больнице, в высотном здании райкома партии обстановка была такая, как будто работники вышли на перерыв. Такую меткость бомбометания продемонстрировали наши летчики, что гнали армянскую артиллерию и пехоту из села в село, все дальше от Мардакерта, создавая коридор для наступления танков бригады Сурята Гусейнова. Тем самым авиация спасла сотни жизней танкистов и пехоты. Спасла нашу армию от огромных потерь, которые несут войска при наступательных операциях такого масштаба как наступление 1992 года. Когда были захвачены все стратегические объекты и высоты вокруг Сарсангского водохранилища рядом со Степанакертом. Высока роль авиации в уничтожении наступательного потенциала противника. При этом как доказали наши летчики одновременно решается другая не менее важная задача – спасение живой силы и боевой техники своей армии.
Еще одно подтверждение тому - операция по освобождению станции железной дороги и поселка Горадиза в 1994 году. С большими потерями армяне захватили это важнейший пункт на границе с Ираном. Цель противника – уничтожить контроль с нашей стороны на иранской границе. Перед наступлением наземных войск наша авиация нанесла бомбовый удар. Один из участников этой отлично выполненной воздушной операции рассказывает : Задача – не нанести при этом урон полотну железной дороги и станции, последней на иранском направлении. Авиация уничтожила скопления боевой техники противника и склады горючего, что посеяло панику среди и армянских войск и привело к бегству из Горадиза. Так как возникла угроза окружения. Наземная операция прошла с гораздо меньшими потерями, чем в случае неверного плана действий авиации.

Чем военный летчик отличается от гражданского?
Тельман Гусейнов вылетел на поиски пропавшего танка под командованием своего друга. Танк обнаружить не удалось, и сам подвергся атаке со стороны БМП противника. Снаряд попал в хвостовую часть самолета и машину отбросило примерно на двести метров. Многие в такой ситуации паникуют, что еще более ухудшает ситуацию. Летчик мгновенно принял верное решение и подняв машину на высоту в 10 км, затем на бреющем полете долетел до аэропорта в Кюрдамире. Одно неверное решение и машина потеряла бы управление и стала бы мишенью для противника. Мастерство военного летчика в умении выжать максимум из очень хороших летных качеств самолетов современной авиации. Для этого надо мгновенно принять верную стратегию действий. Сразу отсек мысль о катапультировании над территорией противника. Лучше смерть, чем попасть в руки врага. Позднее оказалось, что катапультироваться было невозможно, кресло неверно закреплено. Второе важный признак мастерства - верно оценил возможности машины при такого рода поражении. Хотя и с трудом , но машина поддавалась управлению . Но с каждой минутой все сложнее было управлять самолетом и одновременно летчик искал военные объекты для тарана, если не удастся набрать нужную для бреющего полета высоту. Тактика зависит от степени нанесения ущерба управляемости машины. Летчик Юра Беличенко при попадании снаряда в машину совершил катапультирование. Разная скорость анализа аварии – разные тактики действий. Сравнение этих летных ситуаций дает неоценимый опыт молодому поколению летчиков. Новый министр обороны генерал – полковник З. Гасанов в своем выступлении отмечал необходимость изучения опыта боевых действий в Ираке, Афганистане…. Важную роль играет изучение богатого боевого опыта нашей авиации в годы карабахского конфликта.

Заслуги авиации
Они так значительны, что для формирования военных летчиков нового поколения нужно создание курса истории авиации независимого Азербайджана. С того самого момента, когда из учебных самолетов наши летчики создали наносящие большой урон боевые самолеты.
Даже этот очень краткий очерк создания отечественной военной авиации показывает – с 1993 года возник в нашей авиации такой потенциал, который обеспечивал успешные наземные операции. Но потенциал этот не был использован на все сто. До сих пор мало кому известно, наши летчики совершили немало боевых подвигов, к оторые при поддержке наземных войск привели бы к прорыву на театре военных действий. Таких шансов наши авиаторы – экипажи самолетов и вертолетов создавали неоднократно. История успешных военных операций и история удачных шансов для переворота в ходе боевых действий известна узкому кругу специалистов. Хотя история упущенных шансов – история успешных боевых операций, которые в случае поддержки привели бы совсем к другим результатам в карабахском конфликте. Авиация играла в таких операциях выдающуюся роль. Летчики написали в небе другой победный сценарий для наземных войск на ТВД в Карабахе. Но в этот альтернативный сценарий слишком сильно воздействие политических игр.
Приказано забыть? Кто издал такой приказ? Одна из слабых сторон деятельности Минобороны в период «правления» Сафара Абиева безинициативность в пропагандисткой деятельности. В результате проигрыш в информационной войне, заниженная самооценка молодого поколения, которое не знает об этом альтернативном сценарии войны в Карабахе. Об истории нереализованных шансов, то есть успешных боевых операций, не доведенных до конца.

Гюмри
В ходе прошедшего 1 декабря 2013 года посещения В. Путиным военной базы в Гюмри подписано соглашение о продлении аренды еще на 50 лет. Россия укрепляет свою 102 –ю военную базу в Армении, которая является форпостом РФ на Ближнем Востоке. В южном пригороде Еревана на военном аэродроме «Эрибуни» в начале 2014г. была сформирована вертолетная эскадрилия и авиаподразделение из истребителей Миг-29. Об этом еще в конце 2013г. заявил командир авиабазы «Эрибуни» полковник А. Петров.
База ВВС «Эрибуни» сформирована в 1995году. В 1998 году к авиагруппе добавилась 520-я авиационная комендатура. В это же время на базу были передислоцированы многоцелевые истребители 4-го поколения МиГ-29. Авиабаза «Эрибуни» находится в оперативном подчинении у командования 4-ой воздушной армии Южного военного округа России.
Применение боевых вертолетов сделает российскую группировку на порядок мобильней, способной вести боевые действия в горах с использованием тактических воздушных десантов, глубоких маневров тылу вероятного противника.
Военный эксперт генерал – лейтенант Ю. Неткачев: « С использованием боевых вертолетов российская группировка на Южном Кавказе сможет вести не только оборонительные, но и наступательные действия. В горных условиях, где нет сплошного фронта, мобильные подразделения смогут парировать многие угрозы на армянском ТВД. При этом решая не только тактические, но и оперативно – стратегические задачи».
По его мнению вертолетная эскадрилия должна состоять из 9-10 военно – транспортных вертолетов Ми – 8 последних модификаций. А также 3-5 вертолетов Ми- 24 или Ми- 28. Это позволит одновременно перебрасывать до батальона на расстояние до 500 км, осуществляя ударными вертолетами их прикрытие. Такая тактика использовалась нами в Афганистане и Чечне. И в условиях гор была очень эффективной».
Новые функции 102-я военная база будет осуществлять и с помощью истребительной авиации, роль которой возрастает. Как заявил командир авиабазы «Эрибуни» уже с конца 2013 года самолеты могут работать не только по воздушным, но теперь и по наземным целям. Сейчас 18 МиГ-29 российских ВВС несут боевое дежурство по охране в небе над Арменией в рамках системы ПВО. С целью отработки бомбометания по наземным целям с конца 2013 года пилоты МиГ-29 используют полигон армянской армии «Маршал Баграмян». Дислоцированные в Армении МиГи модифицируются до уровня, который предьявляется к самолетам «4+». То есть усилено бортовое вооружение и увеличена боевая нагрузка.
Военный эксперт полковник В. Попов: « Уверен, что вслед за укреплением авиабазы «Эрибуни» наше руководство примет решение о льготных поставках боевых вертолетов в Армению, что бы мобильные подразделения были и в армянской армии. Такие поставки предусмотрены подписанным летом 2013 года российско – армянским договором о военно – техническом сотрудничестве». По мнению В. Попова усиление армейской авиации связано с тем, что Россия выполняет контракт по поставке военно – транспортных вертолетов ( около 40 единиц) для Азербайджана. «Для того, что бы оставался нейтральный оружейный баланс на Южном Кавказе, вертолетные подразделения нужны и в армянской армии» - заявил В. Попов.

Ширин Манафов

каталог фаберлик на сайте faberllena.ru
народная медицина