DİQQƏT! DİQQƏT! DİQQƏT! 
Hörmətli oxucular! 26 DEKABR tarixi 16 İL fəaliyyət göstərən "İmpuls" qəzetinin son sayı çapdan çıxdı. Qəzetimiz maliyyə problemlərinə görə çapını dayandırıb.


Легенды Музкомедии - Новруз Гартал

9 ноября в музкомедии на 3-ей театральной конференции пока режиссеры из 18 стран мира читали лекции о мультикультурализме, мы с актером музкомедии Норузом Гарталом беседовали о непреходящей истинной силе театра – способности создавать легенды. Голливуд фабрика звезд, но и театр фабрика легенд. Каждый театр жив пока о нем слагают легенды. Актер Новруз Гартал одна из легенд музкомедии и ее живой архив. Автор книги о истории Музкомедии И. Рахимли постоянно консультировался с Новрузом, обладающим исключительной памятью. Легенда создает легенду. В 1966 году Новруз Алиев поступил в театральный институт и уже со второго курса выступал на сцене Музкомедиии, стал ассистентом главного режиссера Шамси Бадалбейли. Помимо отличной памяти, внешности, прекрасного голоса, у юного актера есть еще одно великолепное качество – восприимчивость. 

Лютфали, Насиба и Шамси – три столпа, на которых держалась громкая слава Музкомедии в 70-х годах - опекали юное дарование и старались обучить искусству гораздо более сложному, чем актерское мастерство. Искусству создания творческой атмосферы в театре. Поскольку очень скоро выяснилось, что со временем Новруз станет не только прекрасным актером, но у него есть редкий дар – гармонизировать сложные отношения в актерской среде, что характерно для каждого театра.
1967 год. Мне очень повезло, в институте мне преподавали такие звезды как Рза Тахмасиб, а в театре –Лютфали Абдуллаев. Он называл меня Новруз бала и брал с собой на прогулки по бульвару. Эти прогулки перевернули мое представление об актерском ремесле. Мне представлялось, что база – память, прежде всего надо заучить роль. По Лютфали база – импровизация. Учил меня оттачивать реакцию и никогда не комиковать. Брал меня на встречи с друзьями в чайхане рядом с театром кукол. Раз или два в неделю там собирались его друзья: профессора, преподаватели вузов, ученые. Очень сложный мир, беседы о науке, образовании, системе преподавания. Нельзя попасть впросак, это не прощается. Замечания, реплики Лютфали всегда были уместны, точны и проясняли иногда запутанные монологи. Лютфали был этим очень непростым людям интересен, он одной репликой прояснял тайный смысл хитрых словесных конструкций, дипломатических высказываний. Смех ученых репликам Лютфали был одобрением его великолепной реакции, умения уловить подтекст монолога. А чем мы тебе интересны? – спрашивали педагоги. Лютфали отвечал: Мои герои скопированы с вас, удивительное разнообразие в манере настаивать, вести споры, желании переиграть противника.
Меня это поразило. Актер изучает и использует не только манеру поведения, внешние проявления характера, но и логику рассуждений каждого, ведь спор ученых трудно воплотить в театре, это фехтование двух стилей, двух научных направлений. Оказывается, вот именно это для него было питанием и он великолепно использовал свои наблюдения, иногда поражая своего оппонента в театральных спорах и на сцене и сне сцены – Насибу.
Участвуя в спорах ученых, он был нужен им, великолепно исполняя роль для них важнейшую – свежий взгляд, неожиданное мнение независимого наблюдателя. Если использовать футбольную терминологию – свободный нападающий, если театральную – резонер. А я по своей наивности считал, что актеру надо усваивать как говорит герой, как разговаривает и прочее. Лютфали не интересовал внешний рисунок, его интересовало, как человек мыслит, как в споре добивается победы. Искусство ведения диспута интересовало в первую очередь. Меня это удивляло, по наивности я считал, не актер создает текст. И текст и спектакль в целом создается актерами – так считал Лютфали. Быстрота реакции некоторых ученых на реплики оппонентов его восхищали. Как и у всех шекинцев, у Лютфали культ «хазыр чаваб». Но здесь богаче - надо не победить противника, как правило своего коллегу, а прояснить тот или иной научный вопрос. Не борьба амбиций, а спор во имя достижения истины и как ученые достигают этой цели и как это умение применить в театральной нашей работе – всему этому учился у своих друзей. Он тактично подводил меня к гораздо более широкому представлению о актерском ремесле. Главное – оттачивать реакцию и быть готовым к неожиданностям. Очень скоро, в 1971 году на военной службе эта школа Новрузу очень пригодилась. Но об этом позже.
Когда я смотрел за его работой на сцене, я улыбался, вспоминая наши прогулки по бульвару и его общение с друзьями – профессорами. Становилось понятно, почему многим либреттистам было трудно с Лютфали, их тексты не вызывали той темпераментной реакции, какой достигали порой споры среди профессоров. В которых мнение Лютфали необходимое звено для прояснения вопроса. Это было совершенно иное качество остроумия, так как Лютфали умел предложить профессионалов взглянуть на проблему с неожиданной стороны.
Светлый человек, многоплановый, разнообразный как солнечный свет, простой с простыми и тонкий с тонкими… Школа Лютфали, эти прогулки по бульвару сослужили мне отличную службу в армии. В 1970 мне пришла повестка в армию, Лютфали идет со мной к военкому республики, тогда им был Муртуз Кулиев, гигант двухметрового роста, мы с Лютфали ему были по пояс. Конечно, военком дал отсрочку мне на 1 год и провожая, сказал : Лютфали, больше не приходи сюда. Рано или поздно меня посадят из –за тебя.
Тогда перестань призывать в армию актеров и шекинцев – ответил Лютфали. Отсрочка дала мне закончить вуз и отыграть еще много спектаклей в лучшей в мире компании. Я играл с Лютфали в «Гезун айдын» и в «Мешади Ибаде». Лютфали требовал от всех актеров заполенения каждой секунды любой сцены с ним находками, неожиданностями. Это держит зал в предвкушении новых открытий.
Играть юноше в таком звездном ансамбле, какой сложился в «Нищем сыне миллионера»: Лютфали, Сиявуш, Башир, Хаджибаба, Роза Алиева, Мобиль Ахундов, Имамверди Багиров. Только ради этого стоило записать этот спектакль. Все наши спектакли снимались на пленку и показывались на ТВ. Например, великолепный спектакль «Той киминдир?» был показан по просьбе зрителей 18 раз. Но и эта популярность не спасла: спектакли стирались и пленку, как нам говорили, использовали вновь. Так пропали многие шедевры, «Той киминдир?« не хотели стирать, но актерам сказали, мол, необходимо было снять и показать очередной сьезд городского бюро коммунистической партии и пришлось стереть любимый телезрителями спектакль. К счастью, был спасен «Хиджран», попавший в Золотой фонд. Все спектакли с участием корифеев Музкомедии должны были попасть в Золотой фонд, великолепный материал для обучения актерскому мастерству. Наши чемпионы? «Гайнана» сыграли 3000 раз.

Novruz-Qartal1

Прогулки по бульвару: Сцена с нардистами

Новруз Гартал: Я обещал вам рассказ о роли наших прогулок с Лютфали в моей службе в армии и еще как оказалось двухсот азербайджанцев. Но прежде расскажу эпизод с нардистами. На скамейке двое играют в нарды. Четверо наблюдают. Мы с Лютфали проходим мимо. Один из любезности отвлекается на секунду от игры и снисходительно бросает: О, наш великий актер, как сыграл последнюю свою роль вчера? В голосе скрытая ирония.
Лютфали не хотел этого, но они сами его задели. Он решил показать кто из нас комический актер. Подходит к игрокам, молчит, смотрит на небо. Пауза затянулась, все шестеро возмущенно смотрят на актера: Скажи что – нибудь и кончим на этом. Мы заняты. Тебе задали вопрос, а ты молчишь.
Лютфали: Мне сейчас сообщили, что один из вас завтра сюда не придет. Очень жаль. –На лице его глубокая печаль.

А кто конкретно? – загалдели игроки и болельщики

Да вы такой шум подняли, что имени я на расслышал, – печально ответил Лютфали.
Про игру забыли. Нардисты ошеломленно смотрят на Лютфали. Они возмущены, мало того что сегодня помешал игре, так еще и завтрашней помешал, причем одному из игроков навсегда.
Ничего страшного. Он прав, – кричит один из игроков – Я завтра не приду. У моего сына завтра свадьба.
Лютфали соболезнуще посмотрел на игрока, все с осуждением уставились на него. Человек говорит о вечном, а ты о пустяках, о какой – то свадьбе. Лютфали попрощался и мы продолжили прогулку. Сказал мне: Вот увидишь, все завтра придут. А этот игрок сначала приедет сюда, покажется и потом поедет на свадьбу.
На следующий день вчерашняя шестерка в полном составе была на своей скамеечке. Хотя у одного была свадьба, у других еще какие – то дела, все пришли и радостно кричали: Обманулся мастер. Да ни с кем он вчера не говорил. А мы как дети…
Не благодарные, – сказал им Лютфали. – Я дал вам шанс подумать о вечном. А вы думали в игре спрятаться.
Тут мастер взглянул на молодого актера- уловил ли? В игре спрятаться нельзя. В 1967 на поминках Алекпера Гусейнзаде все вспоминали, каким он был замечательным актером. Сталинский лауреат за роль Султан бека в «Аршине», лучший исполнитель роли Султан бека, 600 раз он исполнил ее в театре, дважды в кино….
Лютфали вспомнил о другом, каким интересным человеком был Алекпер, сын бакинского ювелира, он осмелился подготовить интересный спектакль по с чтением стихов Султана Мурадова из « Кабля Худу», стихов любимого Лютфали Алиага Вахида, и очень популярного среди бакинцев Баба Кубинского.
И все равно для меня было не ясно, зачем надо обострять ситуацию? Ничему подобному нас в институте не учили. Вообще это не входило в функции актера. Тихо подкрадываешься к тем же нардистам, наблюдаешь и пополняешь копилку тем, что уловил. А Лютфали с высоты своих лет на сцене считал- этого всего очень мало. Первая причина такая: Актер мечтает вырваться за рамки своей профессии. Чем больше славы, тем активнее. А вторую причину он объяснил: Зачем обострять и стучаться в дверь, за которой тайна? Тогда включаешься и работаешь на пределе. Это я понял год спустя, в армии.

Novruz-Qartal2

Мой дядя Рашид Бейбутов

Службу Новруз проходил в Белоруссии, в городе Орша Витебской области. Суровая зима, суровое начальство, и было голодновато. Он окончил институт, его вырвали из театра и это тяготило более всего. Все знали, что он артист, но и только. Робкие попытки провести вечер для солдат из Азербайджана, а их там было много, оканчивались ничем. Вызывает его как – то генерал Морозов и говорит: В Минск на гастроли приехал Рашид Бейбутов. Знаешь его? Знаю – отвечает уверенно Новруз. Он на самом деле был знаком с Бейбутовым, играл вместе с его сестрой в спектаклях в Музкомедии и дважды беседовал с певцом, когда тот посещал спектакли с участием своей сестры. Хорошо знаешь? – спрашивает генерал. Отлично, - отвечает Новруз-. Это же мой дядя.

Сможешь уговорить дядю дать концерт в нашей части?

Конечно. Если увижу,- говорит Новруз , а у самого сердце трепещет от желания вырваться из казармы хоть на денек и увидеть Минск, и быть может посидеть на концерте Бейбутова. О том, что он сможет уговорить певца заехать к ним в часть в 400 километрах от Минска и думать не смел.
Но смотри, племянник, – сказал генерал – если не привезешь своего дядю, я тебя на такие учения пошлю, откуда не все возвращаются.
Вместе с двумя лейтенантами через день Новруз вошел в филармонию, до начала концерта Бейбутова был один час. За дверью услышал голос – Рашид распевался перед концертом. Навстречу солдату вышел директор театра песни Арнопольский, опытный и черствый, уговоры ни к чему не привели. Он ничего слышать не хотел ни о каком генерале Морозове, который убьет, если Бейбутов не будет доставлен в город Орша и не разрешал даже поговорить с Бейбутовым. Вот когда Новруз сказал спасибо Лютфали за его уроки. Отказ директора мобилизовал всю волю и фантазию Новруза, и сыграл он блестяще. Начал с исполнения отрывков из арий Алескера из «Аршина», Рашид услышал, замер, и тогда Новруз приступает к атаке на директора: Он друг и партнер сестры маэстро Насибя ханум Бейбутовой, он лично знаком с маэстро и маэстро не простит Арнопольскому , если тот не позволит Новрузу поздороваться с маэстро. Не простит ему и сестра маэстро. Арнопольский был опытный директор и не сдавался. Рашид позвал директора и спросил: Наши? Билеты хотят? Так отдай.
Да такое хотят, что и сказать стыдно, - сказал Арнопьский. Маэстро заинтриговался – А что? И тут в комнату врывается Новруз и обнимает маэстро. Монолог его был великолепен: он напомнил о сестре маэстро, он играл с ней в Музкомедии, он имел честь быть ею представленным маэстро, тот просто его не помнит, тогда он не был в шинели и в фуражке, он умоляет маэстро дать концерт в городе Орша Витебской области, это недалеко, всего 400 км от Минска, иначе генерал Морозов превратит его службу в ад. Новруз сказал генералу, что маэстро его родной дядя и не откажет ему дать концерт. Рашид рассмеялся и спросил: много наших в Орше? 4 роты, – ответил Новруз. – Нам служить очень трудно. Минимум триста человек будет вам благодарны за один концерт. Маэстро: Завтра концерт во дворце Ленина, будет руководство республики, а что у нас послезавтра? Арнопольский : концерт на тракторном заводе. Маэстро директору: Отмени. Едем в военную часть.
Но там будут с телевидения,- директор был в ужасе - завод – орденоносец, телевидение хочет снять встречу маэстро с рабочим классом, посещение артистами цехов завода, директор покажет нам, как они делают трактора, затем вас наградят грамотой «Почетный гость комбайнеров Белоруссии». Маэстро: Ничего, военные наградят меня грамотой «Почетный артиллерист». Трактористов перенеси на другой день.
И оставил Новруза с сопровождающими его лейтенантами на вечерний концерт. Новруз возвращается в свою часть и докладывает генералу: Дядя дал согласие и послезавтра будет концерт. Но у него условие, вы должны обеспечить явку на концерт всего Генштаба. Иначе дядя не сможет объяснить первому секретарю компартии Белоруссии, почему отменен концерт для делегатов братских коммунистических партий из Польши и Венгрии. Генерал дал обещание солдату обеспечить явку Генштаба в полном составе. Явка Генштаба на концерт – это была месть Новруза генералу за угрозы посадить на гауптвахту, послать на самые страшные в мире военные учения. Генерал сдержал свое слово. Кроме Генштаба, на концерте присутствовали еще и руководители городов Орша и Витебска. Им генерал заявил, что это он организовал концерт самого популярного певца СССР. И попал в ловушку. Все эти первые секретари потребовали от генерала, что бы он упросил артиста дать концерт еще и в Витебске. Генерал Морозов вновь обращается к Новрузу. На этот раз в голосе просьба и почти отцовская теплота. Новруз вновь включает все свое обаяние и изобретательность и Бейбутов согласился. Он дал концерт в Витебске на следующий день. Рейтинг генрала взлетел до небес, а Новрузу не нужна была слава. Он взамен потребовал максимально доброе, внимательное и предупредительное отношение командования войсковой части ко всем солдатам -азербайджанцам, многим из которых не знание русского языка превратило службу в каторгу.
Концерт состоялся 24мая 1971 года, днем позже Бейбутов дал еще один концерт в Витебске. К ужасу Арнопольского, маэстро согласился, хотя в этом случае пришлось полностью искромсать график гастролей и тракторный завод исключить из графика уже навсегда. Но маэстро полностью подпал под обаяние придуманного Новрузом сценария, благодаря чему Новруз добился послабления в несении службы для трехсот наших земляков. После концерта по просьбе генерала Бейбутов расписался на афиши со своим фото. Через день Новруз был назначен заведующим солдатским клубом, где он стал проводить вечера азербайджанской поэзии и концерты с исполнением репертуара почитаемого всем Генштабом Бейбутова, с отрывками из спектаклей бакинской Музкомедии. Спасибо Бейбутову, 4 роты благодарили за его концерт, никакой дедовщины. Спасибо Лютфали за его прогулки по бульвару. За науку - настоящий актер не тот, кто входит в образ, а тот, кто создает образ, роль и в целом спектакль.
Для чего нужны театру легенды? А кто будет создавать новые легенды и открывать новых звезды? Новруз возвращается в Баку. Разумеется, рассказал историю с генералом Морозовым. Лютфали был горд за ученика- создателя отличного спектакля. Учитель сделал то, что делал и в общении с учеными в чайхане на бульваре- он дал определение: солдат управляет генералами. Управляющий событиями. Вот этим качеством Новруза, Лютфали как наставник гордился. Это то, что он хотел видеть от всех, в кого верил, с кем общался, от всех знатоков театра и простых зрителей, если в них есть желание стать знатоками. Солдат управляет фигурами, кажущимися себе большими. Крупные фигуры в руках солдата. В этом его линия человека и линия артиста на карте судьбы совпадают. В жизни Лютфали делал то, что и на сцене – управлял большими фигурами. Тактично, незаметно, изобретательно. Они такими себе казались, тогда почему охотно подчинялись воле артиста? Обаяние, харизма, популярность? Конечно. Но и главное – Лютфали умел вовлекать фигуры в интересные спектакли. На сцене и в жизни. Все, с кем был близок и состоял в дружеских и родственных отношениях состоялись как отличные профессионалы. Совпадение линии человека и линии профессии. С 12 лет, когда он понял, что в него верят, увидели талант в нем. Про таких как Лютфали говорят – талант от бога. В реальности это означало – он стал выпущенной сильным бойцом стрелой, точно несущейся в цель. У молодого человека, а уже в 30 лет это в нем заметили друзья по сцене, стремление совместить в себе, своем поведении линию человека и линию артиста. На сцене и в жизни создавал прекрасные спектакли и очень ценил таких, как Новруз . Прекрасно видел тех, кому такое счастье доступно, по силам ему данных способностей. У Сиявуша увидел, у Новруза тоже.
Легенда обязательно создаст легенду. Живите рядом с легендой, работайте с нею и легенда обратит на вас внимание. Быть может.
Новруз попросил Лютфали посмотреть в его исполнении сцену из «Той киминдир». Мастеру понравилось и с того дня Лютфали дарит свою роль юному артисту и Шамси соглашается. Почему он отдал свою роль? По той же причине, по которой мастер долго и терпеливо работал с Сиявушем – воспитать у молодых актеров ответственность перед родным театром.
Новруз о Шамси Бадалбейли: Профессионал, тонкий и быстрый. Тонкий слух, тонкое обаяние, восприятие, настоящий театральный дегустатор. Творец тонких театральных букетов, ароматных и с устойчивым послевкусием. На любом отдалении от хора мог точно определить, кто фальшивит. Был строг и равноудален. Безжалостно прощался с бездарностями, тем более, что от желающих попасть в Музкомедию отбоя не было. Лучшая школа в городе для актеров, режиссеров, либреттистов, композиторов. Ее создатель – Шамси.

Прогулки по бульвару: сцена в нархозе

Мы были на гастролях в Уджары. Принимали отлично, хотя осень, время сбора урожаев. Вернулись, однажды Лютфали говорит мне : Едем со мной в нархоз. Заходим к ректору. Тот встречает Лютфали, как если бы тот подарил ему участок на Луне с видом на Марс. Лютфали просит вызвать нескольких педагогов, достает список и читает фамилии. Они входят в кабинет и Лютфали протягивает им зачетки своих приятелей, председателей колхозов Уджарского района, просит их не мучать заочников и поставить «зачтено».

Так нельзя, пусть хотя бы приедут сюда на один день

Вы хотите, что бы республика перевыполнила план по сдаче хлопка стране? Хотите, по глазам вижу. Расписывайтесь в зачетках. Ставьте зачтено.
Ректор кивает головой, педагоги расписываются, Лютфали встает. Ректор: И это все? Я думал опять кого – нибудь из отчисленных попросишь восстановить. Гастроли неудачные – отвечает Лютфали – все председатели колхозов любят заниматься, просто времени на сессию приехать нет.
А мне очень понравились твои гастроли. Подумаешь, всего десять зачеток, – говорит ректор и прощается с нами.
Почему Лютфали взял меня с собой на встречу с ректором? Я этого не одобрял. Заочники тоже должны заниматься, сдавать экзамены. А Лютфали считал, что во время уборки урожая осенью не студенты – заочники из колхоза в институт, а педагоги должны ехать к ним и там на местах принимать экзамены. Он это сказал педагогам и все расписались в зачетках. Я бы вас не просил, но сейчас они работают по 20 часов в сутки, - сказал Лютфали.
В те годы была сильной и русская отделение, но они ставили классику, а мы создавали национальную оперетту и сделали ее популярным жанром. Лютфали сделал очень много для того, что бы дух и стиль этого чудесного, изящного, веселого и остроумного жанра стал стилем его поколения.
Почему Лютфали брал молодого актера с собой на прогулки по бульвару, как он их называл. К чему он подводил юношу? Чем больше всех этих прогулок и походов в нархоз и другие вузы и учреждения, тем больше зрела в молодом актере желание быть независимым от режиссеров. Желание дистанцироваться от злой и примитивной установки » актер – кукла, пластилин в руках режиссера». Для Лютфали это проникновение духа независимости в молодую душу актера было важно. Он один из тех, кто создает из разных по уровню поступающих на рассмотрение в музкомедию либретто захватывающий спектакль. Ему нужна свобода самостоятельного автора, без нее он не создаст чудо, в спектакле не будет легкости, воздуха. А за этим приходили в Vузкомедию зрители. Наблюдать как Лютфали, Насиба Зейналова и другие мастера непринужденно обходят требования цензуры создавать спектакли - гимн советской морали и создают изящные, полные воздуха и юмора представления.
Много лет спустя поставили вновь «Хиджран», я с Сиявушем посмотрели и переглянулись – не тот спектакль. Можно поставить «Улдуз» - но где тот азарт и те актеры?
Где сейчас театр? Там, где создаются новые легенды. Шоу – бизнес, Интернет, высокие технологии, финансовый мир… Мы читаем о Билле Гейтсе или о Стиве Джобсе как о Пугачевой в 80-х годах.
Но метод один на при любых вариантах – воспитывать в молодых бесстрашие, интерес, жажду к вызовам. В Новрузе это было заложено, Лютфали развил дар и получилось отлично. Как только Лютфали и Насиба увидели в молодом актере это бесстрашие, они стали работать над созданием новой легенды. Лютфали помог ему избавиться от авторитарного стиля- актер должен вызубрить текст и выполнять все указания режиссера. У Лютфали совсем иначе: актер должен создать текст, себя, образ и свой спектакль. Это тайное сопротивление «включает» и режиссеров и партнеров по сцене и заставляет выкладываться и догонять лидеров. Лютфали несмотря на его внешнюю неповоротливость надо было всегда догонять. Так создаются интересные театры, актеры и режиссеры. Лидеры и догоняющие. Последние чувствуют тайную иронию Лютфали и говорят ему – Мы принимаем вызов.
В спектаклях с участием Лютфали все актеры стремились удивить и заинтересовать мастера. Догнать мастера – соревнование, увлекательное и важное. Единственный шанс состояться. Все дублеры Лютфали после спектаклей спрашивали у режиссера: У меня лучше или у него?
Конечно, у тебя, – отвечал всегда режиссер - Ты еще спрашиваешь.
Я благодарю замечательного актера за великолепное интервью о 3-ей бакинской театральной конференции.

 

Ширин Манафов

Yenilənmişdir Cümə, 21 Noyabr 2014 18:30
каталог фаберлик на сайте faberllena.ru
народная медицина